суббота, 19 марта 2011 г.

Поддержка ливийскому народу для свержения Каддафи! Нет вмешательству НАТО!


Поддержка ливийскому народу для свержения Каддафи! Нет вмешательству НАТО!

Анхель Луис Паррас (Corriente Roja, Испания), Д.Артменко (МежРП, Россия)

В настоящий момент невозможно найти арабскую страну, которая не сотрясалась бы восстаниями или мобилизациями. Мировой экономический кризис охватывает страны Ближнего Востока и Магриба. Именно трудящиеся этих стран, эмигрировавшие в Европу, первыми потеряли свои рабочие места, и вместе с этим сократились денежные переводы на их родину. МВФ навязывает программы приватизации общественного обслуживания, резкое сокращение государственных расходов, сокращение бюджетной занятости. И это происходит в странах, где уровень безработицы превышает 50%. К этой картине нужно добавить самый большой рост цен на продовольствие с 1990 г. и его последствия в арабских странах, являющихся крупными зонами импорта продовольствия. Ливия, например, импортирует 75% потребляемого продовольствия. К этому добавляется ненависть к марионеточным правительствам, зависимым от крупных империалистических держав, диктатурам, ответственным за применение планов МВФ ценой голода народа и держащимся на сохраняющемся в течение десятилетий режиме чрезвычайного положения. На этом фоне события в Тунисе подожгли бикфордов шнур, и начался эффект домино во всем регионе, объединенном чувством национальной идентичности, традицией борьбы и неприятием империализма и сионизма. Мы присутствуем при революции, которая своими главными стержнями имеет, как правило, борьбу за хлеб, работу и свободу. Это революционный процесс, в котором выделяется роль молодежи, страдающей от безработицы и не имеющей возможности даже эмигрировать. Из-за этих причин все народные восстания в арабских странах были восприняты с огромной симпатией, безусловной поддержкой и пожеланиями победы.
События в Ливии, напротив, открыли трудную, принципиальную и очень жесткую полемику среди всех левых: между теми, кто с самого начала занял сторону Каддафи (как президент Никарагуа Ортега, президент Венесуэлы Чавес, Фидель Кастро, большинство российских левых, особенно КПРФ) и теми, кто с самого начала поддержал народное восстание против Каддафи – (как мы – МЛТ-ЧИ, Народный Фронт Освобождения Палестины, Компартия Туниса, Хезболла…).
Теория заговора или классовая борьба?

Главный аргумент защитников Каддафи заключается в том, что этим восстанием руководит «Национальный Фронт за спасение Ливии (НФСЛ), организация, финансируемая ЦРУ, которая призывает ливийский народ вновь принести клятву верности королю Идрису эль Сенуси как историческому лидеру ливийского народа» (New York Times, 25/02). Т.е., согласно этому рассуждению, народные восстания идут во всех арабских странах, кроме Ливии, где имеет место заговор, управляемый ЦРУ.
Хорошо, примем на один момент эту теорию заговора и что происходящее в Ливии объясняется намеченным ЦРУ планом. Но тогда появляются многочисленные сомнения. Каддафи является в Ливии человеком империализма как минимум с 2003 г. Мене чем за десять дней до народного восстания МВФ публично поздравил ливийское правительство за применяемые им планы. Каддафи фотографировался со всеми президентами мира и был специально приглашен Обамой на саммит G8. Каддафи с энтузиазмом поддержал тунисского диктатора Бен Али и Мубарака, когда их положение было поставлено под сомнение народными восстаниями, и обоим предложил убежище в Ливии. Каддафи – официальный друг Аснара. Каддафи – компаньон Берлускони; ливийское правительство – акционер контролируемой итальянским правительством авиационной и оборонной группы Finmeccanica. Среди прочего, оно является акционером нефтяной компании ENI, текстильной компании Olcese и футбольного клуба Ювентус. Ливийское правительство участвует как акционер в Comunicaciones Quinta, главным акционером которой является Берлускони, а также является акционером FIAT и самого крупного итальянского банка UniCredit.
Неизбежен вопрос: почему ЦРУ организует заговор против человека с таким великолепным резюме? Что произошло за 8 дней, разделяющих поздравительное заявление МВФ в адрес правительства Каддафи и народные восстания 17 февраля, чтобы империализм изменил свою политику и стал покровительствовать народным восстаниям против того, кто до сих пор был союзником?
Исторически вмешательство ЦРУ характеризуется организацией военных переворотов. Удивительно, что в Ливии ЦРУ поддержало и продолжает поддерживать народное восстание; более того, делает этот посреди гор пороха в виде арабского мира, сотрясаемого восстаниями во всех частях. ЦРУ напоминало бы сумасшедшего пожарного, играющего с бензином посреди огромного пожара. Но предположим на один момент, что действительно ЦРУ возглавляет народное восстание против того, кто еще месяц назад был другом. Почему тогда в первые моменты, когда восстание сметало войска Каддафи, империализм выжидал и не вмешивался, так что Каддафи восстановился, устроил бойню мятежному движению и отбросил его к Бенгази? Почему когда восставшие просят оружия, правительства отказывают?
Реальные факты
Объективный факт заключается в том, что мы присутствуем при революционной волне по всему арабскому миру и Ближнему Востоку. В Ливии правительство Каддафи – человека нефтяных транснациональных корпораций, гаранта империалистического ограбления – сталкивается с протестами и борьбой, которая достигает пика 17 февраля в виде народного восстания. Самир Эль Магриби, грузчик в порту Бенгази, рассказывая журналисту о том, что получает 200 динаров и живет со своей семьей в одной комнате в доме своих родителей в очень бедном районе Эль Сетун, говорит: «Нас шестеро братьев и три сестры, и едва ли трое из девяти имеют работу. Сегодня найти рабочее место очень трудно, почти невозможно». «Первое, в улучшении чего после революции мы нуждаемся, это вопрос жилья работы и зарплаты. Именно этого мы все желаем для улучшения положения». Ничего похожего на сказки защитников Каддафи о «высоком уровне жизни в Ливии». Как и в остальных странах региона, восстание ставит центром своих требований борьбу против роста цен и требование самых элементарных благ, против коррумпированного правительства и за базовые демократические свободы.
Народный подъем распространяется на главные города страны и становится сильным в регионе Киренаики со старой традицией оппозиции Каддафи. Каддафи огнем и кровью подавляет протесты, но это не только не останавливает их, но приводит к вооруженному столкновению. Использование армии против протестов не только не решает проблему, но открывает глубокий кризис режима. Целые сектора армии дезертируют; министры, дипломаты, «деловые люди» покидают ряды режима и переходят в оппозицию. Восставшие захватывают казармы и арсеналы с оружием, чтобы так противостоять элитным подразделениям и наемникам Каддафи. Факты показывают, что в отличие от Египта и Туниса, ливийский режим неспособен институционально остановить восстание, раскалывается, и Каддафи обращается к элитным подразделениям и наемникам, чтобы задушить протесты, которые не только не прекращаются, но расширяются. Так события переходят в Гражданскую войну. Превращение народного восстания в гражданскую войну – это объективный факт и на сегодня качественное отличие Ливии от Египта и Туниса.
Вмешательство НАТО в Ливию, империалистическая война, накладывается на уже идущую другую войну – войну гражданскую. В Ливии мы находимся посреди двух войн. Точнее сказать, посреди двух войн и одной революции. Защитники теории заговора отрицают факт существования революции и гражданской войны и сводят ливийский конфликт только к одной войне против «напавшего империализма», отрицая народное восстание и объективно становясь заявленными или незаявленными защитниками Каддафи. Так действуют все течения, которые хотя открыто и не защищают Каддафи, но разоблачают только вмешательство НАТО, отказываясь от лозунга «Долой Каддафи».
Какова цель военного вмешательства империализма?
Когда прусское правительство попросило у генерала Карла фон Клаузевица военный план для противостояния Франции, Клаузевиц ответил: «Скажите нам, какова политическая цель, и мы разработаем военный план». Этот знаменитый прусский генерал XIX века, всегда пользовался уважением Энгельса и особенно Ленина. Именно у него Ленин взял многократно повторяемую фразу, что война есть продолжение политики другими средствами. Империалистические правительства, какими бы они не были канальями, вовсе не идиоты, не ведающие, что творят. Поэтому французский министр обороны Лонге, отражая появившиеся в рядах союзников трения, напомнил: «Если нет политического проекта – нет смысла вмешиваться». Какова же политическая цель, преследуемая вмешательством? Защитники теории заговора проста ставят знак равенства между вторжением в Ливию и вторжением в Ирак.
Если политическая цель аналогична цели в Ираке, т.е. покончить с Саддамом Хусейном, установить военную оккупацию Ирака и колониальное правительство, то почему резолюция ООН ясно отвергает оккупацию Ливии? Почему империалисты не только оставались спокойны, пока народное восстание подавлялось, но ясно отказали в оружии, когда сопротивление его попросило? Почему нефтяные компании продолжали финансировать Каддафи? Почему, еще более удивительно, Обама и Сапатеро ясно утверждают: «Операция в Ливии не имеет целью свержение Каддафи» (Обама); «Резолюция 1973 Совета Безопасности ООН не намеревалась и не намеревается свергнуть полковника Каддафи» (Сапатеро)?
Чтобы подтвердить утверждения Клаузевица и Ленина о том, что война есть продолжение политики, достаточно взглянуть на военные операции. С момента их начала 19 марта, операции НАТО концентрируются на воздушных атаках позиций Каддафи и бомбардировках ракетами Томагавк. Каждая бомбардировка помогает тому, чтобы восставшие продвинулись, но даже без прекращения бомбардировок силы Каддафи снова возвращают территории. Если цель такая же, как в Ираке, – покончить с Каддафи, оккупировать страну и установить колониальное правительство, – то почему выбрана такая форма военного вмешательства, которая ни устраняет Каддафи, ни дает повстанцам победить?
С мировым экономическим кризисом, включающим сокращение военных расходов в США на 55 млрд долл., с напряженностью в рядах империализма, с вязнущими в болоте войнами в Ираке и Афганистане, и с целым регионом, сотрясаемом восстаниями, повторение политики Ирака было бы для империализма самоубийством. Начальник империализма Обама был четок: «Расширять нашу военную миссию в Ливии для смены режима было бы ошибкой… Коалиция разделилась бы, мы должны были бы отправить туда наши войска, угрозы для наших солдат усилились бы, равно как и наша ответственность за последующие события».
Резолюции ООН, неоднократный отказ дать оружие повстанцам, военные действия НАТО и заявления империализма, особенно его верховного главнокомандующего Обамы показывают политическую цель вмешательства: обеспечить контроль над зоной и достичь «стабильности» в стратегическом районе энергетических ресурсов, потому что из-за нарастающих народных восстаний правительства и политические режимы в регионе показывают свою неспособность обеспечить политическую стабильность.
В отличие от Египта и Туниса, достичь соглашения в рамках режима для остановки восстания в Ливии не удалось, поскольку в Ливии восстание разрушило государство и его хребет – армию. Ни Каддафи, опирающийся на своих наемников и элитные войска, ни руководство повстанцев, не контролирующее население и не являющееся его бесспорным руководством, не обеспечивают эту стабильность. Поэтому военные действия НАТО служат тому, чтобы заставить их достичь соглашения о национальном единстве и договорном переходном процессе под кураторством империализма.
Если бы политикой империализма было просто свержение Каддафи, то было бы достаточно с первого дня вооружить оппозицию, авианалетами не давать Каддафи продыху и покончить с ним за два дня без единого солдата НАТО на территории Ливии. Или осуществить нефтяную блокаду страны. Но мы еще раз повторяем, что Национальный Совет, не показавший себя представителем всех восставших и неспособный контролировать вооруженную молодежь, не может быть гарантией для империализма.
Предложение Франко Фраттини, министра иностранных дел Италии – державы с самым большим присутствием в Ливии – очень ясно: «начать национальное примирение в Ливии». «Решение кризиса будет политическим, а не военным», повторяет воинственный Саркози. Открыть двери для выезда Каддафи, не предъявляя ему счет за прошлое, как сделали с Бен Али и Мубараком – это не только «политическое предложение», на которое делает ставку империализм; к этому предложению присоединился сам сын Каддафи и ключевая фигура режима Саиф Аль-Ислам. Заявление Национального Совета, обязующегося соблюдать все подписанные Ливией международные соглашения; недавняя речь Каддафи о готовности принять любое решение Африканского Союза; отправка в Лондон эмиссаров режима еще больше открывают дверь для этих «секретных» переговоров. Военные действия НАТО лишь сопровождают давление для проведения этой политики.
Против империализма и за революцию или против вмешательства в защиту Каддафи?
Народы мира должны мобилизовываться против империалистического вмешательства, осуществляемого НАТО, за право на самоопределение народов и против режима Каддафи. Мы выражаем нашу поддержку восстанию ливийского народа за свержение режима Каддафи. Восстания в рамках революций арабских народов против проимпериалистических и коррумпированных правительств. Вооружение ливийских трудящихся и народных масс и формирование политического руководства, которое твердо выступало бы против вмешательства империалистических держав и могло бы до конца развивать стратегию вооруженного восстания против режима Каддафи – это единственная гарантия того, что ливийский народ сможет достичь полной национальной независимости, демократии, свободы и возможности продвигаться к социализму.
Мы, те кто говорит Нет НАТО, долой Каддафи, занимаем не нейтралистскую позицию, а лишь остаемся верны своей позиции против империалистического вмешательства и за восстание, которое бы свергло Каддафи. Мы против империалистического вмешательства, но мы не нейтральны в идущей гражданской войне и хотим чтобы ливийские повстанцы не оставили ни следа от проимпериалистического режима тирании Каддафи.
Те, кто молчит об одной из двух идущих войн – ливийской гражданской войне – приходят к полной капитуляции режиму Каддафи и косвенно помогают империализму поддерживать свою ложь. Подавляющее большинство рабочего класса, в т.ч. значительная часть рабочих активистов и преобладающая часть так называемого арабского сообщества по факту не против вмешательства НАТО или имеют большие сомнения в том, не является ли оно «меньшим злом». Хуже того, есть тревожные данные, которые должны были бы заставить задуматься сторонников теории заговора. Почему в арабских странах, сотрясаемых революционным процессом, нет массовых манифестаций против вмешательства? Почему в Ливии, Тунисе, Египте миллионы не вышли на улицы, чтобы сказать НЕТ империалистическому вмешательству?
Большая ложь нуждается в доле правды, чтобы сойти за правду. Большая ложь империализма, который говорит, что вмешивается в Ливии ради защиты гражданского населения, держится на доле правды, что Каддафи огнем и кровью ответил населению, которое поднялось против него. Любой человек в мире, услышав слова Каддафи о том, что он войдет в Бенгази как Франко вошел в Мадрид, получает решающую долю правды, которая заставляет его проглотить большую ложь…
Говорить просто Нет вмешательству НАТО, закрывая глаза на идущую гражданскую войну, на отказ всех правительств отправить оружие восставшим, означает сказать Нет НАТО… и пусть Каддафи раздавит восставших. В итоге это не высказанная вслух поддержка Каддафи. Такая политика – преступление против революционного процесса в арабских странах и она укрепляет в своем мнении тех, кто, к сожалению, считает вмешательство НАТО «меньшим злом».
Мы должны помогать движению против войны, которое говорит Нет НАТО, Долой Каддафи; нет вмешательству, да революции. Нужно нести эту дискуссию на предприятия, в профсоюзы и особенно арабским трудящимся-иммигрантам, чтобы терпеливо объяснять, что борьба ливийских трудящихся и народа в их попытке покончить с Каддафи требует выступать против вмешательства НАТО и требовать оружия для восставших. Нужно выражать полную поддержку и солидарность восставшим с оружием против Каддафи. Поэтому мы не хотим вмешательства, имеющего целью заменить одну тиранию другой, худшей из всех – тиранией крупных держав. Мы не хотим, чтобы НАТО (с режимом Каддафи или без него) и вышедшие из режима Каддафи сектора Национального Совета, украли у ливийского народа его право на победу. Нам не нужен «новый режим», который продолжил бы ограбление ресурсов Ливии, вручая богатства страны транснациональным корпорациям. Нам не нужен новый режим, который под диктовку МВФ продолжает обрекать молодежь на безработицу и нищету. Поэтому восстание 17 февраля победит только в том случае, если именно вооруженный народ свергнет Каддафи и закроет двери НАТО.
Поддерживать ливийских восставших, требовать оружия для его самозащиты – это способ вбить клин между поднявшейся вооруженной молодежью и капитулянтским руководством Национального Совета. Это самый лучший способ связаться с секторами, которые говорят: Нет иностранному вмешательству, ливийский народ может это сделать сам. Будущее Ливии с новым режимом, вышедшим из национального единства или из полного поражения режима Каддафи, не закроет революционный процесс. Новый режим должен будет ответить на экономические и социальные требования, находящиеся в основе восстания, которое сегодня сотрясает Ливию и все арабские страны. Никакое колониальное правительство не сможет удовлетворить эти требования, и это дает материальную основу для продолжения борьбы. Но тем, кто в высказанной или невысказанной форме встали на сторону Каддафи, будет нечего сказать, поскольку они оказались на стороне тирана, которого народ сверг.

Ливия в мировой системе

На основе данных ILAESE – Латиноамериканского Института социально-экономических исследований (Бразилия).

Exxon открыла нефть в Ливии в 1959 г. в Салнате на западе страны. Вывоз нефти начался в 1961 г. Полковник Каддафи пришел к власти после военного переворота против короля Идриса I в 1969 г.
Следуя шагам Гамаль Абдель Насера, Каддафи воплотил на практике националистический панарабизм, экспроприировал и национализировал иностранные нефтяные компании и ликвидировал размещенные в стране британские и американские военные базы.
Из-за этого Ливия стала мишенью торговых санкций империализма с 1986 по 2004 гг., которые привели к удушающему эффекту в отношении подавляющего большинства народа и были сняты с открытием ливийской территории для транснациональных корпораций через создание модели эксплуатации и производства нефти, выгодного бизнесу крупнейших нефтяных компаний Европы и США.
Сын Каддафи Саиф был главным неолиберальным организатором в Ливии. Он предложил больший доступ капиталу, меры фискального стимулирования и приватизацию. В соответствии с докладом правительства Ливии в апреле 2010, режим приватизировал 110 государственных предприятий в последние десять лет. Сам доклад обещал приватизировать 100% экономики Ливии в ближайшее время (1).
В 2004 г. Великобритания подписала «Договор в пустыне», которые предусматривал миллиардные контракты по эксплуатации нефти в стране. В августе 2004 г. предлагалось 15 полей при участии 56 компаний и с регистрацией 104 предложений.
В 2006 г. США удалили Ливию из своего списка государств, способствующих терроризму. С этим Каддафи открыл путь для эксплуатации ливийской нефти нефтяным компаниям США. Была проведена серия реформ для либерализации экономики и открытия страны международному капиталу, результатом которого стали многочисленные контракты с транснациональными корпорациями.
Так в страну вошли: Amerada Hess, Canadian Occidental, Chevron-Texaco, CNPC (Китай), Indian Oil Corp, Liwa (США), Nimr Petróleo (Саудовская Аравия), OMV, Occidental, ONGC, Petrobras (Бразилия)), PetroCanada, Óleo del Mar Rojo Corp (Канада), Repsol, Shell, Verenex, Total, la Wintershall (Германия), la Woodside (Австралия).
Ливийская государственная компания (Национальная Нефтяная Компания) имеет малый вес, находится под жестким контролем Каддафи и осуществляет «совместные предприятия» с ConocoPhillips, Marahton и Hess.
Благодаря этим соглашениям, Ливия имеет положительный торговый баланс 27 млрд долл. в год и душевой доход 12 тыс. долл. на человека – в шесть раз больше, чем в Египте и четвертый по размеру ВВП на континенте.
С 2004 г. в Ливии наблюдаются хорошие темпы роста, с ростом ВВП в 10,6% в 2010 при экономике, полностью зависимой от нефти, которая, согласно МВФ, создает 95% экспортных доходов (2010).
Сырая нефть и нефтепродукты экспортируются в империалистические и азиатские страны. В свою очередь импортируемые Каддафи продукты из империалистических стран включают в себя машины, транспортные средства, продовольствие и продукты обрабатывающей промышленности, и кроме того много оружия.
Но несмотря не ливийский нефтяной сектор, самый главный по доходам, все это не переводится в рост качества жизни огромного большинства ливийского народа. Например, безработица составляет 30% и доходит до 40% среди молодежи.
Пользуясь прежним влиянием на массы, равно как контролем над гигантским аппаратом безопасности, Каддафи открыл двери большему проникновению в страну крупным нефтяным корпорациям.

(1) How Gaddafi became a Western-backed dictator (Как Каддафи стал диктатором, поддерживаемым западом), Петер Бойль.

Комментариев нет:

Отправить комментарий