понедельник, 27 февраля 2012 г.

Наш выбор




Буйство политических страстей в очередной раз захлестнуло Россию. Опять всё перемешалось, сплелось в плотный политический клубок, распутать который кажется невыполнимой задачей. Власть обвиняет либералов в подготовке оранжевой революции, которая приведёт к распаду России. Зюганов обвиняет Путина в распродаже госсобственности, в развале экономики, что ведёт к колонизации России. В свою очередь и либералы, и Путин обвиняют Зюганова во всех смертных грехах, начиная от ГУЛАГа  заканчивая распадом СССР, торговлей депутатскими местами и т. д.    


Как ни прискорбно, но доля истины есть во всех предъявляемых обвинениях. Так за кого же голосовать? Этот вопрос, многократно повторяясь, день за днём вбивается нам в голову. Все СМИ, все политические партии со всех сторон кричат нам в уши, что как не крути, но выбирать придётся только из предложенного. Кушайте, что дали. Нас как волков обложили красными флажками, и все, буквально все крупные политические партии заинтересованы в том, чтобы мы не вышли за политические флажки. Что означает выйти за флажки? Выйти за флажки, это значит начать бороться за свои собственные интересы, а не за интересы олигархии и бюрократии. Как только люди, живущие за счёт собственного труда, большая часть населения, пытается ввя
заться в политическую борьбу под своими собственными лозунгами, все, без исключения, все парламентские партии объединяются в едином стремлении задавить появившийся росток самоорганизовавшейся, самодеятельной политической организации рабочего класса. Класса объединяющего всех кто зарабатывает свой кусок хлеба не эксплуатацией чужого труда, а своими руками и мозгами, начиная от неквалифицированного труда землекопа и заканчивая высококвалифицированным трудом программиста. Никто из либералов и правозащитников даже не пискнул, когда принимали антипрофсоюзные законы, задушившие в зародыше независимое профсоюзное движение. Путинские МВД и ФСБ, вместо борьбы с организованной преступностью выслеживают и прессуют рабочих активистов. «Красный» Зюганов ограничивается пафосными речами в уютном парламенте, не забывая регулярно очищать ряды партии от рабочих под лозунгом борьбы с неотроцкизмом. Зюганов готов быть посредником между рабочими и олигархией, но ни в коем случае не допустит самостоятельности рабочего класса.   
В чём заключается собственный интерес рабочего класса? Этот вопрос можно разделить на две составляющие. Первая – экономическая, вторая – политическая. Экономические интересы рабочего класса включают в себя все стороны повседневной жизни. Это цены на предметы потребления, медицина, ЖКХ, детсады, зарплаты, пенсии, цены на бензин и т.д. и т.п.  Политические интересы рабочего класса диалектичны, т.к. несут в себе, казалось бы, абсурдное противоречие. Но при более близком рассмотрении это противоречие соответствует всем законам развития, в том числе и закону скачкообразного перехода количества в новое качество. Главная, стратегическая задача рабочего класса – изменить своё положение, уничтожить себя как класс, точнее  преобразовать себя как класс, подняться до внеклассовой высоты. Сейчас рабочий класс выполняет волю господствующих классов – финансовой олигархии и бюрократии. Цель этих классов – получение прибыли. Рабочий класс стремительно растёт или впадает в депрессию, живёт или вымирает только исключительно из-за снижения или повышения нормы прибыли. Жизнь целых регионов зависит от колебаний курсов на фондовых рынках, а точнее от воли финансовой олигархии. Политическая задача рабочего – изменить цели производства. Экономика для человека, а не человек для экономики. Производство для удовлетворения растущих потребностей людей, а не для получения прибыли кучкой олигархов. Разве это утопия? Это нормальное разумное требование, это выход из мирового кризиса. Абсурдно, утопично, бесперспективно при таком развитии техники, в условиях сложившийся мировой экономики, когда возможности промышленности в несколько раз превышают мировые потребности в  предметах потребления, продолжать цепляться за отжившие общественные отношения, продолжать подчинятся воле финансовой олигархии, жить ради их прибыли.

Что нам дал опыт 20 века? То, что страны вынужденные бороться за свою независимость добивались результата, если, во-первых, в борьбу за независимость включался рабочий класс, во-вторых, проводилась национализация ключевых отраслей и предприятий. Советский Союз, страны Восточной Европы, Китай, Югославия, Куба, Северная Корея, Вьетнам, а также Ирак, Иран – все использовали госсобственность как инструмент борьбы за независимость. Мы видим, как приватизация госсобственности  приводит к потере контроля над национальной экономикой. Мы видим, как крупный международный капитал поглощает мелкий национальный капитал и как руководство предприятиями постепенно переходит в руки мировых финансовых институтов. Происходит ползучая экономическая колонизация. Вслед за потерей экономической независимости неминуемо идёт потеря политической независимости. Это происходит сейчас с Грецией.
Советский период – это не только ГУЛАГ и Сталин, но и небывалое в истории развитие всех отраслей экономики, науки, образования, медицины. Это  было достигнуто несмотря на экономическую блокаду, несмотря на войну, несмотря на гонку вооружений, пожиравшую колоссальные средства. Ни одна страна в мире самостоятельно не делала таких стремительных рывков в развитии. Такие темпы развития стали возможны при заинтересованности в этом рабочего класса и экономике основанной на госсобственности. Имея независимую национальную экономику, СССР мог себе позволить иметь самостоятельную политическую позицию. То, что все успехи Советского Союза достигнуты только благодаря сталинской репрессивной политике – миф. Сталинский террор в первую очередь обрушился на большевиков с дореволюционным стажем. Это связанно не с личной борьбой за власть, а с классовой борьбой между нарождающейся бюрократией и рабочей демократией. Шла борьба между двумя способами управления обществом бюрократическим, доставшимся от прежнего строя, и новым способом управления, рождённым в революционный период и названный рабочей демократией. Сталин победил в этой схватке. Начался противоречивый процесс становления советской бюрократии, сначала как социального слоя, а затем и класса. Вначале бюрократия была связанна с рабочим классом через партийные организации, через свой стре
мительный рост, когда  тысячи вчерашних крестьян и рабочих становились руководителями, внося в кабинеты субкультуру и мировоззрение рабочего класса. Идеи Маркса, лозунги революции для них не были пустым звуком. Но одновременно вырабатывается своя субкультура, свои классовые интересы. Все 70 лет идёт беспрерывная борьба между классовыми интересами рабочего класса и бюрократии. Троцкий, зная, что его по приказу Сталина должны убить, продолжает призывать все рабочие организации солидаризироваться с Советским Союзом, но бороться против сталинизма, против бюрократии. Так поступали тысячи коммунистов в России и за рубежом, веря в то, что рано или поздно рабочее государство очистится от бюрократической коросты. Бюрократия 80х – это уже совсем другая бюрократия. Это уже вполне сложившийся класс, со своей собственной идеологией, свободный от рабочего влияния и инерции революции. Это победивший сытый респектабельный господствующий класс, открыто и беззастенчиво утверждающий свои интересы. К концу советской эпохи бюрократизация общества достигла предельной концентрации. Инакомыслие выжигалось калённым железом. Все знают о диссидентах, поклонниках западных капиталистических «ценностей». Но никто не говорит о том, что и  при Хрущёве, и при Брежневе сажали в тюрьмы и психушки марксистов! Что в СССР существовали подпольные коммунистические организации. Общество окостеневало под бюрократическим панцирем. Начинают накапливаться протестные настроения. Экономический кризис стал катализатором быстро нарастающего недовольства. Рабочий класс вышел на улицы. Самым популярным становится лозунг «Больше социализма больше демократии».
Первый этап выступлений можно характеризовать как выступления рабочего класса против бюрократической системы управления. Это был первый мировой опыт борьбы рабочего класса и бюрократии. Рабочие требовали, демократизации системы управления, требовали широкого, публичного обсуждения проблем, но самое главное рабочие требовали участия рабочих в управлении госсобственностью. Что означает госсобственность под управлением рабочих? Только одно – уничтожение бюрократии как класса. Это в свою очередь означает преобразование госсобственности в народную собственность. Означает, что рабочий класс выходит из состояния класса. Это первая, неосознанная попытка приступить к ликвидации разделения труда на физический и управленческий т.е. на труд физический и умственный.
«Слуги народа» первыми сообразили, что народ в их услугах больше не нуждается. Высшие слои бюрократии вступают в  союз с мировой финансовой олигархией. Вот момент истины. Бюрократия предпочла капитулировать перед мировой олигархией, перед НАТО, предпочла сдаться на милость вчерашних врагов, чем раствориться в рабочем классе, стать народом. Начинается второй этап революции девяностых. Лидерство перехватили либералы. Меняются лозунги, начинается невиданный по своей подлости и цинизму  Ельцинский период. Классовый инстинкт подсказал бюрократии правильное решение. Рухнул Советский Союз, уничтожено 70% промышленности, а значит 70% процентов рабочего класса лишились рабочих мест. Россия на грани потери политической независимости, но класс бюрократии процветает и размножается.
Мировой кризис поставил перед всеми ведущими державами вопрос о госсобственности. Уже первая волна кризиса настоятельно требовала национализации банковских структур и крупнейших транснациональных корпораций. Но власть имущие предпочли подарить олигархам триллионы долларов, чем поступиться принципами «святой» частной собственности. Вторую волну кризиса уже нечем гасить. Госсобственность яростно стучит кулаками в двери монополий. То, что не осмеливается сделать бюрократия, сделает разгневанная улица. Национализация – экономическая неизбежность. Это общемировая тенденция.
Развал Советского Союза произошёл не из-за госсобственности, а из-за бюрократии. Госсобственность – это продукт общественного развития. Она существует во всех промышленно развитых странах. Это не волевое порождение революции, а естественный результат концентрации капитала. Революция ускоряет этот процесс, иногда забегает вперёд, но это не фантазии мечтателей, а реальность бытия. Госсобственность уже не является частной собственностью, но в тоже время ещё не является собственностью народной. Госсобственность – собственность государства, а значит собственность правящих классов. Главное отличие госсобственности от монополий это то, что она принадлежит не отдельному человеку или группе лиц, а принадлежит классу. Это совершенно другого рода собственность. Эта собственность является полной противоположностью частной собственности, хотя и рождается в недрах частной собственности.
Всё разнообразие политических партий, движений. Все политические баталии, сложные, запутанные комбинации политических союзов и блоков в конечном счёте всё это будет сводиться к главному вопросу – госсобственности.
Политические силы, участвующие в выборах, хотят чтобы мы оставались в рамках политического поля огороженного флажками. Нам надо перешагнуть через флажки. Власть хочет использовать нас, чтобы получить легитимность через выборы. Мы должны использовать желание власти соблюсти приличия и провести выборы, в целях создания движения объединяющего разные политические силы в борьбе за госсобственность. Власть хочет, что бы после выборов народ опять впал в летаргический сон. Мы уже не впадём в летаргию. У всех есть понимание того, что выборы – это просто небольшой эпизод  в начавшейся борьбе за смену политического курса.
Мы – единственная страна имевшая опыт жизни в условия абсолютного господства госсобственности и знающая истинное лицо бюрократии, распоряжающейся этой госсобственностью. Поэтому, блокируясь с такими деятелями как Зюганов за защиту госсобственности от Путинской приватизации, надо чётко осознавать, что это временный, вынужденный союз. Борясь за национализацию, за госсобственность надо понимать, что все усилия окажутся напрасными, если одновременно не вести борьбу с бюрократией за контроль над госсобственностью. Госсобственность должна быть прозрачна, иметь коллегиальный орган управления, контролироваться профсоюзами и рабочими комитетами, общественными организациями и партиями. Зюганов никогда не будет за такую форму управления госсобственностью, и поэтому в этом вопросе всегда будет блокироваться с властью. Под видом борьбы с анархией и троцкизмом, он всегда будет за единоначалие, за бюрократическую пирамиду управления, всегда против самостоятельности рабочего класса. Это не наш выбор. НАШ ВЫБОР - ЭТО НЕЗАВИСИМОЕ ОТ КАПИТАЛА И БЮРОКРАТИИ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ, ЭТО ГОССОБСТВЕННОСТЬ ПОД РАБОЧИМ КОНТРОЛЕМ.                                    
И. Рашен

                                                     
                                                                          
          

                                    
                                                                                                                                    

Комментариев нет:

Отправить комментарий