воскресенье, 16 сентября 2012 г.

Критиковать Чавеса – недостаточно


(Ответ к КРИ)

Наше внимание привлекла опубликованная на сайте КРИ статья «Решающий год для рабочего класса Венесуэлы» о выборах в этой стране. Поскольку затронутая тема важная, а статья ошибочна от начала и до конца, мы решили ответить на нее.

Венесуэла: иллюзии и реальность. В Чавесе многие видят социалистическое или революционное правительство. Или, как минимум, антикапиталистическое. Ну, или хотя бы прогрессивное. А если даже не прогрессивное, то, как минимум, противоречащее империализму, патриотическое, приведшее к независимости Венесуэлы. Нет ничего более далекого от реальности.
Не антикапиталист. В качестве «прогрессивности» Чавеса приводятся его национализации, особенно нефтяной промышленности. Однако это большой миф. Раньше государственная нефтяная отрасль была полностью отделена от частной добычи, а ресурсы принадлежали государству. Теперь добычу ведут смешанные предприятия с правом собственности на месторождения и в действительности эти «смешанные предприятия» разъедают государственную собственность.
Большинство других национализаций были проведены в двух случаях. Либо когда трудящиеся через борьбу взяли предприятия под свой контроль и сами требовали национализации – и тогда, неохотно национализируя предприятия, Чавес навязывал своих начальников, разрушая рабочий контроль. Либо когда продолжение рынка в определенных сферах ставила под угрозу всю экономическую систему. В обоих случаях хозяевам были выплачены огромные компенсации, и «национализации» были банальным выкупом, что в условиях кризиса – выгодная сделка для капиталистов. В этом между «национализациями» Чавеса и Путина нет никакой разницы.

Одновременно незначительные национализации не привели к улучшению положения ни народа, ни даже трудящихся этих предприятий, поскольку продолжают управляться сверху, бюрократами правительства, заинтересованными только в участии в празднике жизни (в Венесуэле даже есть термин для них – «боливарианская буржуазия, т.е. сектор, буржуазии, приближенный к Чавесу, обогатившийся благодаря близости к правительству).
Не Боливар. Чавес мнит себя героем борьбы за независимость. Однако Венесуэла Чавеса – абсолютно зависимая страна. 90% ее экспортных доходов составляют нефть и производные от нее. Одновременно страна импортирует 80% продовольствия (при больших возможностях для сельского хозяйства). Достаточно падения нефтяных и роста продовольственных цен – и страна погружается в экономический кризис. С Чавесом зависимость Венесуэлы от внешних рынков, экспорта нефти и импорта технологий и продовольствия, а также иностранных капиталов только увеличилась без какого-либо усилия по диверсификации экономики. Именно из-за своей зависимости от нефти и импорта подорожавшего продовольствия, Венесуэла во время кризиса 2008 г. наиболее пострадала из всех стран Латинской Америки. Помимо нефти, иностранные корпорации и банки колоссально наживаются на внешнем долге Венесуэлы, который Чавес преданно платит, и на двойном курсе доллара. Спекуляции – вторая доходная отрасль Венесуэлы после нефти.
Не друг трудящихся. Социальные проекты Чавеса (в области жилья, медицины) как две капли воды напоминают путинские национальные проекты «Доступное жилье», «Здоровье» и пр. : на них выделялись копейки из нефтяных доходов периода экономического роста, из которых большая часть разворовывается. Но по их пропаганде Чавес переплюнул Путина. Фактически Чавес бросал крошки с барского нефтяного стола боливарианской буржуазии, причем улучшения коснулись в основном только наиболее магинализованных слоев.
Одновременно Чавес сделал все для ликвидации независимой организации трудящихся (хотя до конца ему это не удалось). Рабочие организации и левые партии, не пожелавшие вступить в его Единую Социалистическую партию Венесуэлы объявлялись контрреволюционерами. Целый ряд забастовок жесточайшим образом подавлялся Национальной Гвардией (как на заводе SIDOR, где рабочие в итоге победили). Были убиты несколько рабочих лидеров крупных забастовок.
Кризис. Сейчас приближается новая волна экономического кризиса. Как Чавес, так и кандидат от правой оппозиции не дают выхода из ситуации. Оба предлагают то же самое: если цены на нефть падают – нужно производить больше нефти, чтобы увеличить доходы. Для увеличения добычи необходимо привлечь инвестиции крупных иностранных нефтяных компаний. Т.е. углублять зависимость как от нефти, так и от иностранного капитала. Это то же самое, что делает российское правительство, превращая страну в экспортера углеводородов на мировой рынок и импортируя для этого капитал и технологии. Но в Венесуэле зависимость еще больше.
Другой политикой, свойственной также обоим правительствам (и сегодня всем правительствам в мире), является уравновешивание потери доходов урезаниями социального бюджета и увеличением государственного долга. И по-другому не может быть, поскольку Чавес и правая оппозиция представляют различные сектора венесуэльской буржуазии, которая вся получает огромные прибыли от нефтяного бизнеса.
Необходимость бороться за рабочий выход. Если буржуазия не может дать выхода, решение проблем страны должно прийти от рабочего класса, от трудящихся. Именно трудящиеся заинтересованы в изменении положения в стране, поскольку от современной ситуации они не получают ничего. Разговоры о рабочем правительстве в России сегодня могут показаться фантазией, но в Венесуэле, где большинство населения называет себя сторонниками социализма и выступает за революцию, это не фантазия. Но чтобы добиться этого рабочего правительства, у трудящихся есть только один выход: бороться. Бороться против расширения иностранного капитала, который не приносит стране ничего хорошего, кроме углубления зависимости. Бороться за то, чтобы нефтяная рента кормила не буржуазию и связанную с ней бюрократию, а вкладывалась в новую индустриализацию Венесуэлы, в сельское хозяйство, в общественные работы и т.д. Бороться за заработки и условия труда. Т.е. бороться против венесуэльской буржуазии, их иностранных союзников и… Чавеса, являющегося верховным гарантом прибылей и тех, и других, и всего сегодняшнего положения в стране.
И здесь заключается проблема: чтобы бороться, нужно знать, против кого, а в Венесуэле враг выдает себя за друга. Правительство в Венесуэле – как и во всех других странах мира: буржуазное, защитник интересов капитала, частной собственности, а не трудящегося населения. Более того, это правительство, руководимое военным, полковником Чавесом. Маркс достаточно объяснял, что Вооруженные Силы – это фундаментальная основа буржуазного государства, его главный институт. Но это правительство, учитывая всю взрывоопасность ситуации в этой богатой нефтью стране с бедным народом, очень умело использует всю социалистическую и левую риторику, чтобы скрыть свои подлинные интересы. И немало социалистов попадают в эту ловушку.
Именно иллюзии в отношении Чавеса (социалист, революционер, левый, антикапиталист, прогрессист, антиимпериалист, патриот, государственник и т.д.) являются главным препятствием для того, чтобы трудящиеся взяли свою страну в свои руки. Чтобы бороться, венесуэльский трудящийся класс нуждается в свободных и боевых профсоюзах, рабочей революционной партии, независимой от правительства. Он должен ясно видеть своего врага, действующее буржуазное правительство – представителя интересов буржуазии. Ничего подобного не существует. Профсоюзы, за некоторыми исключениями, контролируются бюрократией, в большей или меньшей степени капитулирующей Чавесу, а левые полностью растерялись между тем, поддерживать правительство безусловно или «критически». Революционный процесс в Венесуэле заморожен иллюзиями в отношении Чавеса.
Для КРИ стратегия – это выборы? Вся эта проблема венесуэльских левых может быть выражена в самом названии статьи КРИ: «Решающий год для венесуэльского рабочего класса». Почему этот год решающий? Почему именно 2012, а не 2011 и не 2013? Что есть особенного в этом году? Единственная его особенность – президентские выборы, на которых может победить или Чавес, или кандидат правой оппозиции. Т.е решающим, согласно статье КРИ, является то, что Чавес в очередной раз выиграет выборы. Победа Чавеса на выборах оказывается стратегией не только Чавеса, но и левых, которые называют себя социалистами и революционерами. Забастовки, борьба, свободные профсоюзы, независимость класса, строительство революционной партии, независимой от Чавеса, рабочей власти – все это отходит на второй план. Это ловушка, при помощи которой в течение последних десяти лет правительству удавалось увести борьбу трудящихся в тупик буржуазных выборов. Левые уже много раз имели возможность научиться на своих повторяющихся ошибках. Социалистическое Единство Трудящихся (UST), секция МЛТ-ЧИ в Венесуэле, по данному поводу писала: «Венесуэла с Чавесом характеризуется бесконечной чередой разного рода выборов. Принятие новой Конституции в 1999, референдум о доверии в 2004, конституционная реформа в 2007, губернаторские выборы в 2008, поправки к конституции в 2009, выборы депутатов в 2010, и т.д. Венесуэльский трудящийся класс был объектом постоянного шантажа. Год за годом говорится, что все эти «стратегические» выборы – приоритет. Поэтому мобилизация и протесты должны быть «заморожены» и подчинены выборным урнам. В каждый выборный период всем участникам мобилизаций и их руководствам приклеивался ярлык контрреволюционеров. И вплоть до утверждений, что мобилизации означают усиление правых, поскольку они помогают «плану дестабилизации, организованному ЦРУ».
В таком случае, когда есть момент для нашей организации и мобилизации, если каждый год есть «стратегические» выборы? Стратегия в любых условиях, даже в предвыборных, – это постоянная организация и мобилизация рабочего класса и народных секторов. Мобилизация не только не «помогает дестабилизации», но напротив, народная власть только и строится через мобилизацию и организацию. Углубление революции и всех наших исторических достижений будет возможным только при независимой мобилизации. Только независимая мобилизация масс сможет свергнуть капитализм и построить новое общество».
Или с Чавесом – или с венесуэльскими трудящимися. Выборы не являются ничем стратегическим или решающим. Это обман для демобилизации трудящихся. Но как бы то ни было, выборы в Венесуэле будут. Что делать на выборах? Поддерживать Чавеса? Поддерживать Чавеса «критически»? Поддерживая Чавеса в любой форме, левые ставят на себе крест как на борцах за власть трудящихся, поскольку становятся частью чавистского лагеря, действующего буржуазного правительства Венесуэлы, которое открывает венесуэльские углеводороды для иностранного капитала, углубляет зависимость страны, урезает социальные расходы, криминализует социальную борьбу; т.е. становятся частью лагеря прямого врага венесуэльского трудящегося класса, какие бы иллюзии последний не имел в отношении этого правительства. Задача левых – прояснять путаницу, а не усиливать ее. В Венесуэле трудящиеся не должны в очередной раз попадать в ловушку решающих выборов. Нужно бороться за независимость класса, а путь к этому лежит через строительство независимых организаций борьбы, А НЕ ЧЕРЕЗ ПОДДЕРЖКУ ЧАВЕСА. Идеальным было бы выдвижение своего, рабочего кандидата, чтобы разрушить лживое противопоставление Чавеса и правых. Если это невозможно, то не нужно поддерживать никого.
КРИ уходит от этого вопроса и не отвечает на него ясно. Они говорят скорее в качестве отговорки, чем политики, что КРИ в Венесуэле говорит: голосовать за Чавеса – этого не достаточно!. Того, что говорит КРИ, тоже недостаточно! Будем говорить ясно: формула КРИ означает: надо голосовать за Чавеса, но одного голосования недостаточно. Не хватает смелости написать прямо: «все голосуем за Чавеса»? И, кроме того, что означает «не достаточно»? Что помимо голосования нужно проводить кампанию за Чавеса? Или товарищи говорят, что помимо голосования надо бороться, строить профсоюзы и т.д.? Но против кого бороться, если не против правительства, защищающего интересы капитала? Марксисты, желающие заслуживать этого имени, должны в первую очередь определять классовый характер правительства. КРИ этого не делает, поскольку назвать Чавеса буржуазным правительством неизбежно означало бы невозможность его поддержки. Но в то же время назвать правительство Чавеса «рабочим» было бы стыдно даже для КРИ. Поэтому лучше промолчать? Ни то, ни другое? Правительство Чавеса – внеклассовое правительство?
Не повторять ошибок. Как возможно, что левые, даже те, что называют себя революционными, говорят подобные глупости? Поддерживать военного, руководителя венесуэльского буржуазного государства и Вооруженных Сил страны? Оправдание КРИ ищет в том, что «венесуэльское общество всё больше разделялось на сторонников чавизма и правого крыла. Общеизвестно, что такое случается в предреволюционной или контрреволюционной ситуации, то есть когда общество разделяется по классовому принципу. Венесуэла – это лишь один из примеров в длинной череде классовых битв. Достаточно вспомнить, что такие же процессы происходили в Чили во время правления Альенде, или во время гражданской войны в Испании». Т.е. для КРИ разделение между чавизмом и правой оппозицией – это классовое разделение, и мы должны принять сторону трудящегося класса, т.е. Чавеса. Эта сказка создана для оправдания капитуляции Чавесу. Венесуэльская политика действительно разделена на два крыла, но ОБА КРЫЛА – БУРЖУАЗНЫЕ: сектор буржуазии, находящейся с Чавесом, и сектор буржуазии в оппозиции к нему. И хуже всего то, что именно трудящийся класс не представлен в этом предвыборном противостоянии. КРИ, вместо того чтобы бороться за разрушение этого межбуржуазного прокрустова ложа и отстаивать независимый классовый выбор в Венесуэле, делает выбор в пользу одного из буржуазных секторов.
Кроме того, имеющееся противостояние находится исключительно в сфере выборов и не имеет ничего общего с Чили при Альенде или Испанией эпохи гражданской войны, когда общество было разделено не выборами, а прямой классовой борьбой, когда на улицах каждодневно друг другу противостояли революция и контрреволюция. Но даже при этой огромной разнице примеры Чили и Испании показывают масштаб ошибок КРИ, поскольку в этих странах революции потерпели поражение именно потому, что трудящийся класс, по вине исключительно левых организаций, находился в хвосте одного из буржуазных блоков (Альенде или испанских республиканцев) вместо отстаивания альтернативы независимости класса, с которой можно было бы последовательно бороться против Пиночета и Франко.
Как возможно, что КРИ не извлек никаких уроков из этих трагических поражений?

Комментариев нет:

Отправить комментарий