пятница, 20 июля 2012 г.

Заявление МЛТ-ЧИ, 10/07/2012


ПАРАГВАЙ
Выйдя на улицы, нанести поражение парламентскому перевороту и правительству Франко!

Инициированный традиционными парагвайскими правыми реакционный государственный переворот, свергнувший Фернандо Луго 22 июня посредством импичмента в парламенте, отражает богатый политический процесс, который дает важнейшие уроки социальному движению и мировым левым.
Необходимо изучить весь этот процесс с его главными характеристиками, противоречиями, приливами и отливами. В этом материале мы хотим дать ответ только на некоторые из вопросов, которые сегодня встали перед социальными борцами левыми. Почему произошел переворот против Луго? Правые отстранили Луго от власти из-за того, что он был «левым» и относительно «прогрессивным»? Почему это произошло именно сейчас? Какой должна быть позиция революционных социалистов? Каковы срочные задачи социальной борьбы, проистекающие из новой политической ситуации в Парагвае и на международном уровне?


Наша позиция

Самое первое. Наша позиция ясна и категорична: мы абсолютно против переворота и призываем массы Парагвая и всей Латинской Америки, выходя на улицы, посредством независимой организации и мобилизации, противостоять и нанести ему поражение.
Это переворот против профсоюзного, крестьянского, народного и студенческого движения. Это прямая атака против демократических свобод, завоеванных на протяжении десятилетий народной борьбы. Мы находимся перед лицом переворота, потому что народ и только народ должен решать должен ли президент народиться у власти или быть смещенным. Закулисное действие парагвайского парламента является не результатом народного давления (как, например, было в случае процесса, свергнувшего Коллора в Бразилии), но отвечает интересам крупных парагвайских капиталистов. Этот переворот направлен против демократического права эксплуатируемого народа: избирать своих правителей.
В то же время, эта полная оппозиция перевороту не означает никакой политической поддержки всему тому, что означало свергнутое правительство Луго, которое, как мы покажем ниже, своей политикой «сотрудничества классов» лишь подготовило почву для переворота.

Худшее из поражений

Сегодняшняя ситуация сложная. Мы находимся в худших условиях для борьбы. Франко первым делом заявил, что его главная задача – «избежать гражданской войны» в стране. Можно быть уверенными, что если борьба усилится, то усилятся репрессии и криминализация социальной борьбы в рамках более жесткого политического режима.
Этот переворот, как любой правый переворот, является поражением движения масс. И это не рядовое поражение. Выражаясь словами Троцкого, мы потерпели худшее из поражений – поражение без борьбы. Не было никакой борьбы или народного сопротивления перевороту, потому что правительство Луго за свои почти четыре года правления достигло своей главной цели: запутать, демобилизовать и деморализовать социальное движение.

Почему произошел переворот?
Главная причина переворота заключается в том, что Луго перестал быть полезным для парагвайской буржуазии в выполнении задачи сдерживания социальной борьбы, в основном исторической для Парагвая социальной борьбы за землю. Луго, не выполнив ни одного из своих обещаний, существенно потерял политический авторитет и уже не мог уводить в сторону или побеждать в конфликтах в деревне с той же эффективностью, как в начале своего правления. Хотя сегодня не существует большого подъема крестьянской и социальной борьбы, в последний период начали появляться симптомы, крайне беспокоящие парагвайскую буржуазию. Некоторые сектора безземельных крестьян, хотя и небольшие, начали радикализироваться и выходить из-под контроля лугистского руководства. Таким был случай группы Куругати, где 15 июня произошло столкновение и побоище, в котором погибли 11 крестьян и 7 полицейских. Лозунгом этого сектора безземельных крестьян был «умереть убивая». В деревне начала формироваться ситуация растущей нестабильности, что раздражало всю буржуазию.
Важно понимать, что вопрос земли – главный политический вопрос в Парагвае. Связанный с землей бизнес является здесь фундаментальным для капиталистического накопления. Латифундистский сектор, связанный с агробизнесом, контролируемым империалистическими транснациональными корпорациями, является главным сектором парагвайской буржуазии. Поэтому буржуазия не могла терпеть увеличивающиеся случаи захвата земель. И тем более, когда группы безземельных крестьян вооружаются и убивают полицейских. И особенно в ситуации экономического кризиса. Согласно прогнозам CEPAL, Парагвай будет единственной страной в Латинской Америке, чья экономика сократится в 2012 г. (по оценкам на 1,5%). В течение первого квартала 2012 экономика страны упала на 2,6%.
Любой господствующий класс хочет стабильности, чтобы продолжать свой бизнес и получать прибыли. Для богатых это главный критерий при определении поддержки того или иного правительства.
В этом отношении нужно помнить, что правительство Луго не было «нормальным» буржуазным правительством. Его анормальность – по форме, а не по содержанию – происходила от того факта, что оно включало в свой кабинет оппортунистические сектора социального движения и левых, и кроме того, массы видели его как «свое» правительство. Однако, несмотря на все усилия Луго завоевать доверие буржуазии, последняя никогда не отказывалась от своей роли правой оппозиции его правительству, всегда ожидая удобного момента, чтобы снова установить свой полный и прямой контроль над государственным аппаратом посредством нового «нормального» буржуазного правительства.

Был ли смещен Луго за «противостояние правым»?

Большинство парагвайских и латиноамериканских левых говорят, что причиной переворота в Парагвае было противостояние Луго привилегиям богатых и империализму. Они говорят, что правые отстранили Луго от власти из-за того, что он якобы продвигал аграрную реформу против собственности землевладельцев и даже поддерживал борьбу крестьян за землю.
В том же русле остальные буржуазно-националистические правительства и правительства «классового сотрудничества», называющие себя «прогрессивными», используют «разоблачение» переворота против Луго для пропаганды идеи об угрозе «правого переворота» против них самих, тем самым стараясь увеличить свою поддержку со стороны движения масс или, как минимум, ослабить сектора, борющиеся против их планов. Наиболее ясно это видно сегодня в речах и политике Эво Моралеса, противостоящего социальной борьбе против его правительства.
Революционные социалисты должны быть самыми активными борцами против переворота, мы должны быть на передовой сопротивления против пришедшего в результате переворота правительства Федерико Франко. Но в то же время необходимо терпеливо объяснять, что именно сам Фернандо Луго подготовил почву и облегчил переворот парагвайских реакционных правых и позорно ему капитулировал.

И богу, и дьяволу
Луго пришел к власти в 2008 году, разрушив политическую гегемонию правой партии Колорадо, бывшей тогда партией-государством, которая правила страной 61 год, в т.ч. 35 лет кровавой диктатуры Стройснера.
Победа Луго на выборах и поражение партии Колорадо было огромной – хотя и преломленной выборами – победой масс, которые были сыты по горло этой репрессивной и компрадорской партией. У народа была надежда на перемены. Луго пользовался большим доверием.
Бывший католический священник, Луго с самого начала пообещал, что будет «править для всех»: для хозяев и рабочих, для латифундистов и безземельных крестьян, для богатых и бедных. Он заявил, что будет находиться «в центре» и будет «сочленением» между правыми и левыми. В соответствии с этим он создал широкий выборный альянс (который продолжил существовать после его прихода к власти), поддержанный силами консервативной Либеральной партии PLRA – другой партией традиционных правых. Все левые, кроме парагвайской Партии Трудящихся [секция МЛТ-ЧИ – прим. ред.], отдали свою безусловную политическую поддержку правительству Луго-PLRA и приняли участие в его правительстве, возглавляя некоторые малые министерства, связанные с политикой раздачи социальной помощи и другими функциями (главные министерства всегда оставались за либералами).
Однако вся история давно показала, что невозможно править одновременно и для бога, и для дьявола. Поэтому Луго был вынужден быстро показать свое истинное лицо. Он показал, что являлся правительством на службе богатых, агробизнеса и империализма. Он показал, что как и партия Колорадо, он проводил ту же самую неолиберальную экономическую и репрессивную политику и даже смог продвинуться дальше них благодаря обману, которым он удерживал доверие народных масс.
Единственное различие с партией Колорадо – по форме, но не по содержанию – было то, что Луго все делал с «прогрессивной» маской, которую ему помогали поддерживать сами левые, полностью встроенные в управление капиталистическим государством. Луго был волком, одетым в овечью шкуру; троянским конем правых в рядах левых.

Была ли аграрная реформа?

Хотя аграрная реформа была одним из основных обещаний, Луго совершенно не продвинулся в этом направлении. Через кооптацию руководства крестьянского движения и его прямое подавление, Луго гарантировал крупную латифундистскую собственность национальных сохерос [крупные производители сои – прим. ред.] «бразигвайцев» [крупных бразильских латифундистов в Парагвае – прим. ред.] и транснациональных корпораций, господствующих в агробизнесе.
Согласно ФАО [Продовольственная организация при ООН – прим. ред.], латифундистская структура Парагвая – самая неравная в мире: 85% земель находятся в руках 2% собственников.
Основой экономики Парагвая почти полностью является полуколониальная модель монокультуры сои и другого продовольствия, производимых на экспорт, при господстве империалистических корпораций над всем циклом производства и продажи. Страна крайне зависима от колебаний на мировом рынке и просто от «капризов природы». Парагвай сегодня занимает четвертое место в мире по производству и экспорту сои и девятое место по производству и экспорту мяса. Связанные с агробизнесом хозяева, благодаря гарантированному Луго «социальному миру», получили в 2010 г. рекордные прибыли. В тот год ВВП Парагвая вырос на 15%. Однако из-за зависимого характера парагвайской экономики в 2011 г. рост упал до 3,8%, а на этот год прогнозируется падение на 1,5%. В то время, пока богатые получают огромные прибыли, трудящийся народ голодает. Сегодня 32,4% населения относятся к бедным, а 18% к крайне бедным (живут менее чем на 2 доллара в день). В деревне уровень бедности достигает 50%.

Репрессии и криминализация социальной борьбы

Но Луго не только кооптировал руководства крестьянского движения, но также применял такую репрессивную политику, которой позавидовали бы даже предшествующие правительства партии Колорадо. В течение своего мандата, согласно данным правозащитных организаций, убиты 20 крестьянских руководителей и активистов, включая последнюю услугу Луго латифундистам, когда полиция по его приказу убила 11 безземельных крестьян. Также правительство Луго открыло судебные процессы против сотен социальных борцов и объявило нелегальными несколько забастовок в городе.
Кроме этого, Луго несколько раз вводил войска на север страны вплоть до объявления чрезвычайного положения. Он колоссально усилил военный аппарат, покупая новое современное оружие и оборудование, и в том числе израильские комплексы для прослушивания телефонов полицией. Также Луго ввел в репрессивный аппарат несколько американских и колумбийских советников. И вдобавок к этому он представил и защищал вплоть до принятия «антитеррористический» закон, требуемый США с 2001 года.

Та же самая сдача страны империализму

Луго представил и защищал в парламенте (тот самый, который его снял) проекты закона о приватизации международных аэропортов и готовил планы приватизации главных дорог страны и даже торгового пути по реке Парагвай. Он направил парагвайские войска в поддержку империалистической оккупации Гаити и посещал их, чтобы придать им сил.
Луго отказался также от другого своего главного предвыборного обещания – пересмотреть мошенническое соглашение по Итайпу, «парагвайско-бразильской» гидроэлектростанции на границе между странами. Это Соглашение, подписанное в 1973 г. военными диктатурами Стройснера и Гаррастасу Медичи, предусматривает, что каждая страна является хозяином 50% электроэнергии, производимой ГЭС Итайпу. Проблема заключается в том, что из-за отсутствия технических условий и инфраструктуры Парагвай использует из своей доли только 5%, будучи вынужденным по этому Соглашению продавать остальные 45% в Бразилию по себестоимости. Максимум, чего «добился» Луго, стало увеличение на 240 млн долл. выплат, которые Бразилия платит Парагваю за использование его энергии. Под прикрытием этого Луго отказался пересматривать Соглашение до 2023 года. Ограбление Парагвая колоссальное: Парагвай получает только 360 миллионов долл., хотя если бы мог продавать энергию по рыночной цене, получал бы 3,9 миллиарда. И к этому нужно добавить мошеннический долг, который Парагваю навязан Бразилией.

Как выжатый лимон…

В свете всего этого, Луго в течение всего периода был достаточно полезен парагвайской буржуазии. Его самой большой заслугой перед богатыми стало запутывание, демобилизация и деморализация движения масс через прикармливание и кооптацию его руководства и путем прямых репрессий.
Роль Луго и его политическая судьба похожи на выжатый лимон. Пока Луго мог эффективно сдерживать социальную борьбу, правые хотя и оставались в оппозиции к нему, но терпели его, как «необходимое зло». Когда они увидели, что у Луго уже не получается этого делать, как раньше, когда увидели, что народный ответ на его возможное смещение будет недостаточным – именно из-за потери Луго своего авторитета в результате верного служения буржуазии – правые приняли решение снова напрямую взять власть. Выжатый лимон, больше не дающий сока, был выброшен на помойку.
Именно сам Луго своей политикой «классового сотрудничества» вымостил дорогу к перевороту. Именно сочетание политики Луго в интересах правых и потери им авторитета имеют своим результатом отсутствие значимого сопротивления перевороту.

Луго капитулирует перевороту

Луго продолжает играть свою роль демобилизатора и деморализатора. Перед лицом переворота он занял позорную полностью капитулянтскую позицию. Бывший поп в отвратительно покорной и пассивной форме принял правый переворот. В своей попытке не допустить возникновения какой бы то ни было народной борьбы, он сказал, что любое сопротивление должно быть «мирным» и «уважать законы», но что «только чудо» может обеспечить его возвращение к власти. Вопрос: кто выйдет на улицы сопротивляться и бороться, рискуя попасть под репрессии путчистского правительства, ради защиты того, кто даже не защищает себя сам?
Луго выступил даже против словесных угроз и возможностей того, что Меркосур [организация общего рынка Южной Америки – прим. ред.] наложил бы на путчистское правительство экономические санкции. Своей новой ролью и политикой он назвал «наблюдение» за действиями Франко и его путчистского правительства.
Всё чем было правительство Луго и вплоть до его сегодняшней политики после государственного переворота – всё это прекрасный пример, демонстрирующий абсолютно реакционный характер этих «прогрессивных» правительств «сотрудничества классов». Они предпочитают умереть или в унизительной форме быть пинком вышвырнутыми правыми, чем призывать к мобилизации масс. Они уважают буржуазные институты и законы даже в тот момент, когда они используются против них.
Луго никак не заинтересован в мобилизации и противостоянии перевороту, потому что, как и остальные буржуазные сектора Меркосур и империализма, он хочет избежать любой нестабильности и перевести весь кризис в мертвое русло буржуазных выборов, которые назначены на 21 апреля 2013 г. и на которые он уже заявил себя кандидатом в сенаторы или даже в президенты. Ясно, что эта политика узаконивает реакционный переворот.
Частью этой политики является Фронт Гуасу, хотя и расколовшийся из-за ухода стратегического союзника – консервативной PLRA. Это была позорная программная и политическая потерянность на протяжении правительства Луго-PLRA, которая наряду с давлением, сектантством и возможностью получить льготы бросили это молодое образование в объятия буржуазной программы неолиберализма и асистенциализма.
Сегодня Фронт Гуасу сморит только на выборы 2013 г. и сохраняет свое предложение снова связаться с Луго, теперь, возможно, в качестве кандидата в сенаторы и с программой «классового сотрудничества», которую они поддерживали в течение всего правления бывшего попа; т.е. правительства и программы, которые показали свою зловещую роль для развития народной борьбы и которые лишь усилили правых.

Какова политика империализма, Бразилии и Меркосур?

Американский империализм и правительства Меркосур, начиная с Бразилии, также приняли позицию легитимизации переворота и разрешения кризиса посредством следующих выборов в 2013.
Меркосур применил только одну политическую санкцию – лучше сказать, символическую политическую санкцию – отстранив Парагвай от участия в решающих органах блока. Никаких экономических санкций принято не было. Напротив, накануне Саммита, отстранившего Парагвай, Меркосур вручил путчистскому правительству Франко 66 млн долл. из своего Фонда Структурного Объединения.
Крайне необходимо требовать разрыва дипломатических и торговых отношений с путчистским парагвайским правительством как от президента Бразилии Дилмы, так и других правительств стран Меркосур, называющих себе «прогрессивными». В отношении правительства Франко должны быть применены суровые экономические санкции. Необходимо задушить незаконное правительство. 55% парагвайского экспорта приходится на Меркосур и из них 36% на Бразилию.
В этом отношении позорной является позиция Дилмы/Лулы. Вместо противостояния перевороту, бразильское правительство больше заботится о своем экспорте на парагвайский рынок и защищает интересы более 400.000 «бразигвайцев», из которых большинство являются крупными латифундистами и сохерос. Среди «бразигвайцев» наиболее известен пример Транкило Фаверо, которого называют «соевым королем». Ему принадлежат более 100.000 гектаров земли и 40.000 голов скота в 13 из 17 департаментов страны, каждый год он экспортирует 120.000 тонн сои. Другой пример – Улисес Родригес Тейшейра, владеющий 22.000 гектарами.

Необходимо на улицах нанести поражение перевороту!

Главная задача момента – выйдя на улицы и через народную организацию и мобилизацию нанести поражение реакционному перевороту. Главным лозунгом всего движения масс и левых должен быть: Долой парламентский переворот! Долой путчистское правительство Франко!
Для этого необходимо срочно развивать самое широкое единство действий против переворота; совместно развивать все виды действий против переворота, какими бы маленькими они ни были в своем начале. Социальное движение должно сделать жизнь правительства Франко невыносимой.
В этом плане мы требуем от самого Фернандо Луго призвать к сопротивлению на улицах; призвать сопротивляться перевороту посредством народной мобилизации и захватов земель. Подобный призыв вызвал бы в стране большое движение против переворота. Борьба за поражение переворота на практике означает борьбу за немедленное и безусловное возвращение Луго на пост президента. Такой же политики надо требовать от левых партий, объединенных во Фронт Гуасу и поддерживающих Луго, которые, к сожалению, до сих пор не занимаются организацией реальной мобилизации для поражения переворота.
В этой борьбе решающее значение имеет самая широкая и постоянная международная солидарность. Акции против переворота уже прошли в разных городах и на разных континентах. Все мировое движение масс и левых должно бороться и требовать от своих правительств немедленного разрыва дипломатических и торговых отношений с сегодняшним парагвайским правительством.
Вместе с этой напряженной борьбой против переворота необходимо терпеливо объяснять, каковым был характер правительства Фернандо Луго. Объяснять, как сам Луго подготовил это поражение парагвайского социального движения. Необходимо изучать и обсуждать зловещую роль политики «сотрудничества классов».
Парагвайская драма крайне важна для понимания того, что союз с правыми, с нашими классовыми врагами не только не является «первым шагом к социализму», как проповедовали поддерживающие Луго левые, но принесет нам трагические поражения.
Переворот в Парагвае показывает нам, прежде всего, что невозможно править «для всех», для богатых и бедных, поскольку у нас противоположные интересы. В этом отношении мы должны как никогда и как жизненную необходимость защищать классовую независимость, политическую независимость трудящегося класса города и деревни, который должен надеяться только на свои собственные силы и на свою независимую мобилизацию.

Комментариев нет:

Отправить комментарий