вторник, 7 августа 2012 г.

Социальная война в Европе: борьба нарастает, репрессии ужесточаются

Рональд Леон Нуньес

В Европе идет социальная война. Речь идет о жестоком наступлении империалистической буржуазии по всем фронтам против исторических завоеваний и прав рабочего класса и народов старого континента. Основой этого реакционного крестового похода является самый крупный экономический кризис капиталистической системы с 1929 года.
У этого кризиса нет итого выхода кроме возможности одного из двух классов нанести жестокое поражение другому. Европа капитала посредством так называемой Тройки – МВФ, Европейского Центробанка и Европейской Комиссии – показывает, что ясно осознает эту альтернативу, и проводит планы жесткой экономии, разрушающие все завоевания, которых за 150 лет добился пролетариат с самой большой традицией борьбы в мире. Так называемое европейское «государство всеобщего благосостояния» – вечный объект поклонения мировой социал-демократии – демонстрирует свою полную несостоятельность и гибнет под ударами кризиса, пожирающего его гигантскими темпами.
Атаки на права и уровень жизни рабочего класса вызвали, при разных темпах и остроте, устойчивое народное сопротивление. Борьба против урезаний и планов Тройки идет во всех странах, в том числе в центральных, как Германия и Франция. Борьба во многих случаях возглавляется секторами бедной молодежи или народными секторами. Но в эти месяцы мы присутствуем при явлении, которое может изменить политическую панораму: выход на сцену организованного рабочего класса. Этот элемент, который мы считаем решающим и который был ясно виден в многочисленных всеобщих забастовках в Греции, сейчас с большим весом появляется в Испании с разразившейся потрясающей борьбой шахтеров Астурии. Испанские горняки, как часть европейского пролетариата, организовали борьбу, которая приобрела не только национальный масштаб, но потрясла мир.


Сочетание урезаний и дубинок
В условиях обострения экономического кризиса и роста социального сопротивления, европейские капиталисты и банкиры отвечают ужесточением репрессий. Тенденция направлена к тому, что те повседневные репрессии, которые испытывают наиболее эксплуатируемые сектора рабочего класса, как иммигранты, подвергающиеся полицейским нападениям в своих районах и проверкам на улицах, будут распространяться на весь трудящийся класс.
Не имея возможности предложить никаких уступок, буржуазия и правительства будут наращивать криминализацию социального сопротивления. И рабочее и народное движение должно быть готовым противостоять ухудшению условий борьбы. Особенно в условиях растущей социальной поляризации, когда помимо традиционных репрессивных механизмов буржуазного государства происходит относительное усиление ксенофобских ультраправых и появляются открыто фашистские группы, как Золотая Заря в Греции, которые своими ударными группами сначала нападают на иммигрантов, но имеют ясную цель атаковать всё рабочее движение.
В Испании правительство Рахоя организует жесточайшие планы урезаний, которые нацелены на сокращение годового дефицита более 90 млрд евро. Меры жесткой экономии идут рука об руку с изменениями трудового кодекса, которые ликвидируют фундаментальные права трудящихся. Правительство неолиберальной Народной Партии знает, что эти реакционные меры приведут лишь к усилению рабочей и социальной борьбы. Новая волна урезаний и планов жесткой экономии затронула миллионы. И не похоже, что они намерены сидеть, сложа руки. Вопрос, который беспокоит Рахоя и Тройку – как нанести поражение народному сопротивлению.
В первую очередь, обостряются прямые репрессии против борьбы. Шахтеры были встречены дубинками. Такое же отношение испытали студенты, защищавшие бесплатное образование в Валенсии, подвергнутое жестким урезаниям. В ходе этих случаев борьбы полиция жестоко нападала даже на стариков и женщин.
Но испанским лакеям Тройки требуется идти дальше, организуя превентивную слежку и юридические препятствия, затрудняющие борьбу. Так был организован Департамент Национальной Безопасности (DSN) – орган слежки, подобный тому, что учредил Белый Дом в эпоху Буша после атак на башни-близнецы. Этот орган, именующийся в США Департаментом Внутренней Безопасности, был создан в 2002 году с задачей «защищать американскую территорию от террористических атак». Его задача – устанавливать слежку без всяких судебных решений.
Новый испанский орган составят 100 членов руководителей безопасности. В испанском Официальном Бюллетене сообщается, что среди задач DSN значится «анализировать сценарии, предполагающие или ведущие к угрозе национальной безопасности» и «намечать правительственные меры, которые, в случае необходимости, позволят контролировать чрезвычайные ситуации».
Эта новая ориентация правительства будет сопровождаться реформой уголовного кодекса, который, среди прочих мер, будет преследовать даже собрания, созванные через Интернет, и установит жесткое тюремное наказание за «пассивное сопротивление» на улицах – достаточно распространенный метод движения «возмущенных».
После последней всеобщей забастовки в Барселоне в апреле этого года министр внутренних дел Хорхе Фернандес Диас проинформировал, что после изменения Уголовный Кодекс будет считать «преступлением принадлежности к преступной организации» созыв через Интернет или любую социальную сеть «насильственных протестов» или действий, которые «серьезно нарушают общественный порядок».
Под «насильственным маршем» будет пониматься любая манифестация, на которую не было получено предварительного разрешения или на которой ее участники отказываются покинуть место по приказу полиции. Министр Фернандес обосновал меры «спиралью насилия», которую организуют «антисистемные группы», использующие «технику городской партизанской войны».
Еще более ясным был советник министерства внутренних дел Каталонии Фелипе Пуйг: «Мы [проводя реформы] стремимся к тому, чтобы люди имели больше страха перед системой».

Британский Лев тоже показывает когти
В Великобритании консервативно-либеральное правительство Дэвида Кэмерона, отдав миллиарды евро на спасение банков, запустило самый жестокий в британской истории пакет мер экономии. Было урезано здравоохранение, ликвидированы субсидии студентам на транспорт и увеличен взнос за учебу в университетах, которая годами была бесплатной.
Эти атаки вызвали первую народную реакцию. В августе 2011 года, после убийства полицией негра 29 лет в лондонском районе Тоттенхэм, началась взрывная серия активных протестов в Манчестере, Ноттингеме, Бирмингеме, Ливерпуле и других английских городах. 30 ноября огромные марши в 30 тысяч человек в Лондоне, 20 тысяч в Манчестере и 15 тысяч в Ливерпуле обозначили день, в который 2 миллиона трудящихся общественного сектора Великобритании остановили работу. Хотя это была забастовка общественных служащих под лозунгом защиты пенсий, в ней участвовало много молодежи – сектора, который испытывает большие лишения из-за отсутствия работы и перспектив на будущее. Ноябрьская забастовка стала грозным ответом трудящегося класса на намерения правительства заставить трудящихся платить за экономический кризис.
Эта борьба преодолела драконовское антизабастовочное законодательство, навязанное трудящимся во времена Маргарет Тэтчер, при котором вопрос забастовки не голосуется на ассамблеях, а решается через сложный консультативный механизм под названием ballot, когда каждый трудящийся отдельно голосует на бумажке, присылаемой ему на дом. Этот процесс полностью контролируется профсоюзным руководством и под наблюдением правительства.
Помимо этого законодательства, Кэмерон организовал новые меры для борьбы с «беспорядками», среди которых утроение количества полиции на улицах. Также он приказал разрешить проведение «показательных наказаний» активистов и, как и в Испании, контролировать социальные сети.

Демократия богатых демонстрирует свое лицо
Рабочее и народное движение, одновременно с защитой своих экономических завоеваний, должно начать жесткую битву в защиту демократических свобод от угроз правительств.
Криминализация социальной борьбы – это оружие богатых для замедления и затруднения развития борьбы, будь то посредством прямых репрессий или через «законные» механизмы капиталистического государства. Мы не должны терять из виду, что буржуазия бросает в тюрьмы, пытает и убивает с законом в руке.
Бонапартистские меры, углубляющиеся на старом континенте, – лишь очередное доказательство того, что по мере прогресса организации и борьбы нашего класса, Европа капитала будет показывать свое подлинное реакционное и антидемократическое лицо.
Реакция богатых Европы, направленная на противодействие социальной борьбе, с ясностью показывает, что при капитализме даже самая совершенная «буржуазная демократия» – это диктатура капитала против бедных.

Комментариев нет:

Отправить комментарий