среда, 17 октября 2012 г.

Значение протестов в арабском мире

МЛТ-ЧИ

В разгар революционного протеста, развивающегося в Северной Африке и на Ближнем Востоке, с 11 сентября по всему арабскому миру разразилась потрясающая волна радикальных протестов.
Всплеск народных протестов имеет своей главной целью посольства и символы империалистической власти в регионе. Детонатором стало распространение созданного в США видео, высмеивающего пророка Мохаммеда и мусульманскую религию, и выставляющего ее приверженцев аморальными людьми и бандитами. За этой явной провокацией последовали другие, как публикация оскорбительных карикатур против мусульманского пророка в одном французском и немецком журналах.
Народный гнев неконтролируемо нарастал вплоть и вылился в настоящий международный кризис. Почти одновременно протесты охватили 30 стран с преобладанием мусульманской религии, от Туниса до Малайзии, от Египта до Йемена. Итогом столкновений между манифестантами и репрессивными силами стали сотни раненых и арестованных и более 50 убитых.
Эта ситуация поставила в крайне уязвимое положение администрацию Обамы – в самый разгар предвыборной кампании – и новые арабские правительства, пришедшие на смену диктатурам.
Высшей точкой манифестаций стали события в Ливии, когда во время многочисленной мобилизации вооруженная милиция атаковала американское консульство и открыло путь разгневанным манифестантам, которые вошли в здание и подожгли его. В этом инциденте погиб Кристофер Стивенс, американский посол в Ливии, и еще четверо американских сотрудников.
Это не малозначимый факт, поскольку последний раз американский посол при исполнении обязанностей был убит в Афганистане 33 года назад. Кроме того, Стивенс был важным дипломатом, считавшимся специалистом по Ближнему Востоку, и когда в Ливии разразилась гражданская война, он прямо участвовал в переговорах с Национальным Переходным Советом (НПА) и НАТО.
В тот же день, когда произошли эти события в Ливии, в Египте сотни манифестантов преодолели стены американского посольства в Каире и под крики мусульманских лозунгов сорвали и сожгли американский флаг. В последующих столкновениях с полицией Мохаммеда Мурси, лидера Братьев-мусульман, один человек погиб и более 250 были ранены. Одновременно на Синайском полуострове, где Мурси вместе с Израилем с начала августа проводит репрессивную операцию против т.н. «террористических групп», произошло нападение на штаб-квартиру ООН, в результате чего были убиты восемь египетских солдат.
В Тунисе во время подобных протестов погибли четверо и сотни были ранены.
В столице Йемена Сане американское представительство также было окружено, и итогом противостояний с полицией стали 4 погибших и еще 15 раненых.
В Пакистане колонна из более 15000 человек попыталась пройти к американскому консульству и по пути подожгла 20 машин, 3 иностранных банка и 5 кинотеатров. Пакистанская полиция открыла огонь по демонстрантам, убив 19 и ранив 200 человек.
В Иране, в Багдаде, в Индии, Марокко, Газе, Индонезии, Бангладеш и Шри-Ланке также прошли протесты, многие из них с лозунгами «Смерть Америке и Израилю!».
Но то, что началось как выражение неприятия США, распространилось на политические представительства и других империалистических стран. В Судане люди атаковали посольства Франции и Германии. В Иране сотни протестовали у посольства, представляющего Париж.

Ультраправые подливают масла в огонь
Мировые ультраправые, особенно связанные с католическим фундаментализмом, воспользовались ситуацией, чтобы сильнее раздуть огонь – как из-за своих глубоких реакционных убеждений, так и чтобы показать свое отличие от других буржуазных политических выражений.
В США, где президент Обама вынужден двигаться осторожно, его главный соперник на выборах республиканец Мит Ромни в день смерти американского посла в Ливии обрушился с сильной критикой на Обаму, обвиняя его, что он больше озабочен тем, чтобы не обидеть ислам, чем защитой «американских ценностей», как свобода слова.
Фактически именно под прикрытием «свободы слова» осуществляются главные провокации и оскорбления против арабских народов, неизменно с ясным ксенофобским оттенком и с целью выставить их преступниками. Марин Ле Пен, лидер французского ультраправого Национального Фронта, потребовала запретить использование в общественных местах паранджи и всех «религиозных признаков»; разумеется, не упоминая католических символов – религии, принимаемой и продвигаемой империализмом.
В Нью-Йорке произошел другой скандальный случай. Один суд разрешил размещение у входов в метро десяти афиш, выставляющих мусульман дикарями. Афиша, распространяемая активистами группы «Остановить исламизацию Америки» и «Защита американской свободы» говорит следующее: «В любой войне между цивилизованным человеком и диким надо поддерживать цивилизованного. Поддерживай Израиль. Разгроми джихад».

Каков характер протестов?
Очевидно, что эта потрясающая волна радикальных и одновременных манифестаций, имеющих общую мишень – посольства и символы США – не может быть объяснена только понятным возмущением, которое столь низкопробный фильм мог вызвать у мусульманских масс.
Нет сомнений, что эта серия провокаций могла вызвать только огромное возмущение у следующих Корану масс, чьи самые главные теологи считают, что одно лишь изображение Аллаха и Мохаммеда является смертельным святотатством. Можно с уверенностью утверждать, что в христианском мире подобные провокации вызвали бы аналогичные чувства.
Однако, не отрицая важности религиозного аспекта, мы считаем, что не он является глубинным мотивом.
Основой радикальных мобилизаций и протестов является не религия. Она может быть детонатором, но фундаментальное объяснение всего взрыва народного гнева заключается в эксплуатации и угнетении, которое империализм исторически осуществляет во всем регионе в целом и, особенно, в неприятии идеологического наступления империализма, усиленного после 11 сентября 2001, пытающегося навязать идею, что «все арабы – террористы». Арабские массы восприняли провокации не просто как оскорбление их религиозных чувств, а как выпад против своих народов и культуры.
Эксплуатируемые классы этого региона глубоко осознают систематическое ограбление их богатств транснациональными корпорациями и банками империалистических стран, в первую очередь США и Европы. Это ограбление является частью исторической политики колониализма ведущих экономических держав, которая в последние годы углубилась с военными вторжениями и оккупациями в Афганистане и Ираке с целью грабежа нефти, вкупе с катастрофическими эффектами, вызванными мировым кризисом капитализма в странах региона. Поэтому законная антиимпериалистическая ненависть, которую испытывают арабские массы, не случайна. Это чувство распространяется и на наци-сионистское государство Израиль, являющееся военно-политическим анклавом империализма в регионе, геноцидным государством, которое десятилетиями осуществляет агрессию против народов региона, особенно палестинского, и узурпацию их территорий.

Реакция и политика империализма
Правительство Обамы дистанцировалось от фильма. Оно это сделало посредством заявлений вплоть до оплаты рекламного времени на семи пакистанских телеканалах. Но в то же время Обама предупредил, что «никакие террористические действия не окажутся безнаказанными». И продолжил: «Мы столкнемся со многими препятствиями, но продолжим защищать наши ценности здесь и в других странах. Именно это делают наши войска, наши дипломаты и наши граждане».
Обама направил в Ливию два военных судна и элитное подразделение 200 человек морской пехоты. Вашингтон также направил морскую пехоту для усиления защиты своих дипломатов в Йемене.
Другой экстренной мерой, предпринятой американским правительством, стала эвакуация всего «неважного» дипломатического персонала из посольств в Тунисе и Судане. Такую же меру предприняло правительство Олланда, которое после запрета манифестаций исламистов во Франции решило закрыть свои посольства, колледжи и культурные центры в 20 мусульманских странах. Германия и другие европейские страны сделали то же самое.
В области политики США попытались найти опору в своей циничной позе «союзника» современных арабских революций. Обама пытается опереться на то, чего успел добиться своей политикой в отношении революционных процессов, как в Египте, Ливии или Сирии, где перешел от жесткой поддержки диктаторов к варианту их ухода в условиях, когда продолжение их нахождения у власти является уже фактором не стабильности, а дестабилизации политической ситуации. Но все эти маневры и тактические движения не стерли из сознания масс всего угнетения и исторических и современных преступлений империализма в регионе.
В этой политической ситуации госсекретарь США Хиллари Клинтон в своей речи агитировала арабские народы не менять «тиранию диктатора на тиранию толпы». Клинтон ясно выразила заинтересованность империализма в том, чтобы эти революции остановились на свержении диктаторов и не пошли дальше по пути антикапиталистических и антиимпериалистических мер.
В этом отношении Клинтон начала давить на появившиеся в процессе революции правительства: «Лидеры, ответственные за эти страны, должны сделать все возможное для восстановления безопасности и привлечь к суду тех, кто стоит за этими насильственными действиями». Под давлением империализма все буржуазные правительства и руководства, в первую очередь Египта, Ливии и Туниса, заняли лакейскую позицию «успокоения» бунтов.

Что показывают протесты?
В первую очередь антиимпериалистические вспышки свидетельствуют о продолжении революционного протеста в Северной Африке и на Ближнем Востоке, который сопровождается приливами и отливами, с разной глубиной и ритмами от страны к стране. Вопреки тем, кто разделяет эти процессы, рассматривая каждый из них сам по себе, а не как часть целого, охватившие регион протесты снова подтверждают международный характер процесса.
Также мы можем видеть, что в таких странах как Тунис и Йемен, где империализм и буржуазные руководства революционным процессом сделали важные шаги к политической стабилизации ситуации, реальность еще далека от этой цели.
Другое ясное свидетельство того, что ни империализм, ни арабская буржуазия не могут спокойно спать – случай Ливии. В этой стране, где год назад руками народной революции был свергнут и уничтожен режим Каддафи, бывший НПА и империализм, с одной стороны, смогли привлечь сектора народной милиции к реконструкции армии буржуазного государства, разрушенной революцией, а с другой стороны, сумели увести процесс посредством июньских парламентских выборов и установлением премьер-министра. Однако в стране еще продолжают существовать сотни вооруженных отрядов народной милиции. Именно одна из этих групп милиции инициировала нападение на американское посольство и убила посла Стивенса.
Нарастающая волна нападений на американские посольства вскрыла также абсолютно контрреволюционный характер буржуазных и проимпериалистических руководств, которые из-за кризиса пролетарского руководства до сих пор руководят революционными процессами против диктатур в регионе. Все эти руководства, включая Братьев-мусульман, правительства Ливии, Йемена и Туниса, поспешили попросить прощения у своих империалистических хозяев за нападения и манифестации, и одно за другим побежали «обеспечивать безопасность» американской собственности и представителей США в своих странах, т.е. демобилизовывать и подавлять народные манифестации. В этом отношении необходимо в процессе борьбы строить революционное и интернационалистическое политическое руководство, которое каждое столкновение вело бы по пути последовательной антиимпериалистической и антикапиталистической программы, т.е. программы социалистической.
В Египте эту ситуацию демонстрирует пример Братьев-мусульман. После первоначального осуждения видео и созыва Братьями-мусульманами манифестаций против «оскорбления ислама», Мурси дал задний ход после жесткого предупреждения Обамы против любого рода двусмысленной деятельности. Американский президент предъявил Мурси ультиматум о необходимости сдержать протесты и заявил, что Египет – «ни союзник, ни враг». После того как Мурси выполнил поставленную задачу, Обама направил ему письмо, выражая свою «благодарность» за «защиту» американского посольства от действий масс.
В действительности Мурси и Братья-мусульмане пытаются, с одной стороны, не потерять свою преимущественно мусульманскую опору (которая свергла Мубарака и настроена очень антиимпериалистически), а с другой стороны, делают все, чтобы заручиться доверием империализма и организаций типа МВФ и Всемирного Банка, пообещавших кредиты.
Эти взрывы народного гнева крайне прогрессивны, поскольку ставят под удар институты и символы современного колониального угнетения и эксплуатации, возглавляемые США. Они являются продуктом и одновременно стимулом для общего революционного процесса по всему региону, противостоя политике США и их военному анклаву – Израилю. Вся современная политика пакта американского империализма с буржуазными политическими руководствами арабского мира имеет целью сохранить главное: историческую политику грабежа. Это хорошо видно на примере Египта, где США, продолжая оказывать финансовую помощь египетской армии, пытаются обеспечить свой высший интерес – мирный договор Египта с Израилем. Идущие протесты, ставя под удар политические представительства империализма, идут – хотя и несознательно – против всего установленного порядка угнетения.
Протесты также помогают арабским массам обрести политический опыт, в котором они нуждаются для преодоления буржуазных политических руководств – религиозных или нет – играющих роль тормоза идущего революционного процесса, как Братья-мусульмане, ливийское правительство или Сирийский Национальный Совет и высшее руководство Свободной Армии Сирии.
Ход событий показывает, что любая искра может привести к пожару. Причина этого заключается в том, что структурные проблемы, вызвавшие волну революций в регионе, ни в малейшей степени не были решены.
Но нужно идти дальше спонтанных протестов. Даже свержение диктаторов – это фундаментальный шаг вперед, но все же частичный. Необходимо отстаивать программу и политику, которая требует от новых правительств и руководств разрыва всех соглашений, связывающих эти страны с империализмом, и экспроприации всех его предприятий. Потому что нет другого выхода из структурных проблем без изгнания империализма из региона и экспроприации национальной буржуазии, чтобы с этим начать строительство социализма в арабском мире.
Революционный процесс с самого начала выдвинул главный вызов: углублять борьбу масс вплоть до взятия власти трудящимися и эксплуатируемыми классами, сформировав правительства рабочих и народных организаций, без хозяев, без империализма и его агентов.


Комментариев нет:

Отправить комментарий